Iловайськ: хронiка трагедiї та героїзму

Парад на Хрещатику, смерть на фронтi, бездiяльнiсть командування АТО: як це було п’ять рокiв тому

 

«Iхтамнєт» – першi втрати росiян на Донбасi

       В августе вооруженные силы Российской Федерации перешли к новому этапу эскалации конфликта. Если они служили источником вербовки наемников для войны в Донбассе, то с 10 августа началось проникновение отдельных подразделений на территорию Украины, которые начали принимать участие в боевых действиях. Судя по датам гибели российских военнослужащих и показаниям их родственников в России, 13 августа в районе города Снежное Донецкой области ударом оперативно-тактического комплекса “Точка-У” было уничтожено скопление войск и боевой техники — это оказались подразделения 18-й мотострелковой бригады РФ. 

       Сопротивление и характер наземных боевых действий резко ужесточились. Начали расти и потери украинских военнослужащих.

 Ввод российской армии был связан с тем, что ресурсы наемников были практически исчерпаны, и они уже не могли обеспечивать контроль и защиту огромной линии фронта. Выход украинских войск на окраины Донецка и охват Луганска могли привести к скорому падению ДНР и ЛНР. 

      Российские войска как со своей территории, так и с территории Украины организовали массированные артиллерийские удары по украинским войскам. Приоритетом стало нанесение бесконтактного огневого поражения украинским войскам в приграничных районах Луганска, в районах Саур-Могилы, Амвросиевки, Тореза, Шахтерска. В течение предыдущих дней по украинским войскам велась массированная артподготовка с территории РФ.

Расстреливали наши части, но отвечать на этот огонь было запрещено. Ряд украинских командиров запросили разрешение отрыть огонь по видимым нашей разведке артиллерийским батареям на территории РФ, но такая команда не последовала. 

       Ситуация в секторе “Д” сложилась критическая еще до полномасштабного российского вторжения. Российское командование решило максимально использовать фактор внезапности для достижения успеха.

В то время как министр обороны Валерий Гелетей заявил на параде, что “антитеррористическая операция развивается по плану”, а командующий АТО Виктор Муженко получал звезду генерал-полковника и участвовал в параде в честь Дня независимости, российские войска перешли в наступление.

      Российское наступление 24 августа во время парада — это фиаско военной разведки Украины и министерства обороны, которому подчиняется ГУР МО.

Вторгнення

      24 августа батальонно-тактические группы из состава 8-й, 9-й мотострелковых бригад, 98-й и 106-й воздушно-десантных дивизий, усиленные подразделениями 31-й десантно-штурмовой бригады, пересекли российско-украинскую государственную границу. Противник ударил между Амвросиевкой и Саур-Могилой и пошел прямо на Кутейниково—Старобешево. 

        Россияне наступали в плотных боевых порядках компактными боевыми группами. Многие украинские подразделения не дрогнули, и в районе Амвросиевки россияне встретили упорное сопротивление. Однако оборона была разрозненной и очаговой. Ряд украинских подразделений были разбиты, значительное количество наших военнослужащих — несколько сотен человек, было вынуждено в безнадежных условиях сдаться в плен.

       В этих условиях командный пункт командующего сектором “Д” Петра Литвина попал под артналет, генерал был вынужден сменить позицию. Из-за отсутствия понимания обстановки его штаб снялся в глубокий тыл. Литвин приехал на КП сектора “Б”, где командир “Днепра” Береза едва не избил генерала, узнав, что он едет дальше без своих войск. Хомчак тоже мог уехать в свой штаб, который размещался в тылу, но предпочел войска не оставлять. Вместе с генералом остались все штабные офицеры.

       К вечеру 24 августа стало ясно, что в секторе “Д” утрачено управление войсками, а отход украинских подразделений стал неорганизованным. Через район Старобешево—Кутейниково прошли войска численностью не менее полутора тысяч человек, с артиллерией и бронетехникой.

  Никто из них не задержался на рубеже и не попытался построить оборону, хотя этих сил вполне хватило бы для того, чтобы не только не допустить быстрого прорыва и окружения иловайской группировки, но и надолго остановить противника на выгодных рубежах.

       Генерал Хомчак предупредил командование АТО, что наступление противника создает реальную угрозу его тылам, и попросил разрешения на организованный отход. Но командующий АТО никаких маневров отхода для сектора “Б” не рассматривал, хотя в секторе “Д” отход осуществлялся без всяких приказов. Это было личное решение командующего АТО Виктора Муженко и его ответственность. Примерно в 18:00 24 августа одна из передовых ротно-тактических групп РФ вышла на трассу между Кутейниково и Старобешевым и перерезала дорогу. 

   Оточення

    Российское наступление продолжалось без помех, и совершенно неизвестно, где бы удалось его остановить на каком-либо рубеже. Но в секторе “Б” российские войска наконец встретили сопротивление, в результате которого противника удалось остановить. Командование войсками сектора “Д” было передано генералу Хомчаку в 0:00 в ночь с 24 на 25 августа. Но это уже было слишком поздно, чтобы остановить трагедию.

     Тем не менее, характер боевых действий решительно изменился. Российские части не ожидали встретить организованный отпор в этом районе. Генерал Хомчак собрал все наличные части и бросил их в район Кутейниково. А в районе Иловайска был сокращен фронт и организована круговая оборона. Одно из подразделений 98-й воздушно-десантной дивизии РФ было разгромлено в районе Кутейниково бойцами 51-й волынской механизированной бригады.

       10 российских солдат были взяты в плен и дали показания, которые позволили руководству Украины заявить о российской агрессии и подтвердить вторжение в Украину регулярных российских войск.

     Встретив отпор, российские войска перегруппировались. Для разгрома иловайской группировки была сосредоточена российская артиллерия.

    Воевать в окружении на полевых позициях можно только при наличии укрепленного фронта, из долговременных фортификационных сооружений. В районе Иловайска такую крепость никто не строил — не было ресурсов, и не позволяла местность. Это было совершенно очевидно, и если не 24-го, то 25-го следовало давать приказ на прорыв, пока противник не успел выстроить прочный фронт и плотно перекрыть пути отхода.

      Однако приказа на отход генерал Муженко не дал.


  «Командування» чи бездiяльнсть?

     Генерал Петро Литвин: «– Информация о масштабном российском вторжении в районе Амвросиевки, в результате которого произошло окружение наших войск под Иловайском, была получена из Государственной пограничной службы и наших источников 23 августа, накануне Дня независимости. Примерно в 14.30 мы доложили о переходе российскими частями государственной границы и их продвижении в направлении Амвросиевки. Далее в течение дня такие доклады передавались неоднократно.

2014-ий, парад до Дня Незалежностi

 На очередной доклад в штаб АТО о передвижении российской техники начальник штаба АТО генерал-майор Назаров коротко ответил: “Это все херня. Мы это уже проходили. Держитесь”. И повесил трубку.

     Утром, 24 августа, полковник Ромигайло (разведгруппа) находился в “зеленке” вблизи трассы в районе Амвросиевка—Кутейниково, когда мимо него, в десяти метрах, вглубь нашей территории проследовала большая колонна одной из батальонно-тактических групп РФ. Прямо оттуда Ромигайло позвонил начальнику Генерального штаба и доложил, что наблюдает своими глазами наступление крупных бронетанковых частей РФ в тыл наших позиций. В ответ генерал

   Муженко сказал: «…Это всего лишь демонстративные действия».

     На момент вторжения, 23 августа, выполняя задачу прикрытия более 150 километров государственной границы, общая численность всех наших подразделений не превышала 650 военнослужащих. Согласно боевым задачам и распоряжениям командования штаба АТО, подразделения были рассеяны на широком фронте, и не могли оказать друг другу огневую поддержку и взаимодействие. 

       Российские войска были вынуждены провести наступательную операцию против Иловайской группировки именно потому, что войска сектора “Б” наносили тяжелый урон отрядам российских наемников. С этой проблемой наемники не могли справиться самостоятельно, и угроза выхода украинских войск на коммуникации противника была вполне реальной.

Российское наступление — признание эффективности боевых действий в районе Иловайска в ходе наступления.

     Атаки на Иловайскую группировку 24–25 августа в боях в районе поселка Агрономическое были успешно отбиты. Вторжение было остановлено. Количество войск, принявших участие в операции по уничтожению окруженных украинских войск, был очевиден, после захвата пленных из сводных батальонно-тактических групп 98-й, 106-й воздушно-десантных дивизий, 31-й десантно-штурмовой и 8-й мотострелковых бригад Российской Федерации.

      Однако украинское командование почему-то продолжало недооценивать угрозу. Резервы, направленные для деблокады, были совершенно недостаточны. Операция по деблокированию фактически не планировалась. Если бы масштаб угрозы получил оперативную оценку, вывод войск и техники из-под Иловайска можно было бы совершить без серьезных потерь.

    Решение об отводе основной группы войск не было принято. Командование АТО дало приказ “Держаться!”


    27 августа кольцо блокады сомкнулось.

      На встрече представителей общественности с Верховным Главнокомандующим 27 августа …я просил у Петра Алексеевича дать приказ на немедленный выход группировки. Однако Верховный Главнокомандующий сказал, что принято другое решение — силы для деблокады собраны, в ближайшие часы коридор будет пробит.

     Когда я приехал домой после встречи с Порошенко, мне позвонили с фронта, и сообщили, что пока я находился на встрече, единственный резерв в этом районе — сводная ротно-тактическая группа 92-й механизированной бригады была разбита в бою превосходящими силами российских войск в районе Старобешево». 

«Три днi» на перемогу?


     Министр обороны Валерий Гелетей и начальник Генштаба Виктор Муженко объясняли свои решения тем, что уже озвучил президент Порошенко: “Резервы опоздали на три дня”. 

     Это выглядит странным и наивным утверждением. Спустя три дня на Южный фронт действительно прибыла батальонно-тактическая группа 95-й аэромобильной бригады. Но могла ли одна эта Бтгр пробить оборону крупной группировки российских войск?

Утверждать, что, мол, резервы придут через три дня, и произойдет чудо, и подготовленная российская оборона рухнет — издевка над здравым смыслом.

     Переговоры украинского и российского президентов, обещания «зеленого» коридора для выхода войск стали дымовой завесой — под маской миротворческих усилий российские войска просто цинично готовились к уничтожению наших войск и не прекращали обстрелы. Переговоры дали только один негативный эффект: российские войска развернули три рубежа обороны на вероятных направлениях прорыва. 

    После информации о разгроме роты 92-й бригады, командующий войсками сектора “Б” генерал Хомчак принял самостоятельное решение — идти на прорыв. Российское командование предложило Хомчаку сдать оружие группировки и сдаться в плен, гарантируя безопасную эвакуацию на российскую территорию и дальнейшую выдачу Украине. Это означало полную капитуляцию всей иловайской группы. Решение на прорыв 29 августа было доведено командованию АТО. Вопреки приказу командования АТО всю ответственность за свои действия Хомчак взял на себя. 

     Прорыв не был поддержан встречными атаками украинских войск. Операция была поддержана вылетом звена украинских боевых самолетов, которые провели отважный штурмовой удар по российским позициям, и огнем нескольких артиллерийских батарей извне кольца окружения. 

     Никто не дрогнул. Командиры надеялись на лучшее, но все знали, что впереди их может ожидать смерть.

Юрiй Бутусов, воєнний журналiст

aillarionov.livejournal, gazeta.zn.ua

Фото: vesti.ua, Wikipedia, news.pn, bbc.com, politeka.net, rianowosti

Напишіть відгук